Ковалева Устинья
 
Как он красив, мой Ставрополь родной!
Я здесь живу, здесь жили мои предки.
Дороги все ведут меня домой,
Туда, где ветерок колышет ветки.
 
Приносят росы запах трав степных
Роднее небо здесь, и солнце ярче,
И листьев звон на тропочках лесных,
И женщин в мире нет верней и жарче.
 
Любимый город, Ставрополь седой!
Тебе желаю я добра и счастья,
Пусть будет мирным небо над тобой,
А нам навек – удачи и участья!
 
 
 
 
   Фатеев Геннадий
 
Я люблю Ставрополье,
Где когда-то рожден.
И пшеничное поле
Под весенним дождем.
Здесь в степи на рассвете
Шелестят ковыли.
И нигде в целом свете
Нет прекрасней земли.
 
Я люблю Ставрополье,
Где живу и тружусь.
Людям кланяюсь в пояс,
Их делами горжусь.
Теплотою согреть их
Я стремлюсь каждый день.
И нигде в целом свете
Нет прекрасней людей.
 
Я люблю Ставрополье – 
И былое, и вновь.
Я на родине понял, 
Что такое любовь.
Пусть растут наши дети,
Как весною грибы.
И нигде в целом свете
Нет прекрасней судьбы.
 
 
 
ЮРИЙ КРАСНОКУТСКИЙ
 
ОСЕНЬ В СТАВРОПОЛЕ
 
Рано утром. Спящий город.
Тополя стремятся к небу.
Клумбы. Краски. Снег не скоро.
Быстро мчит меня троллейбус.
 
За окном бежит суббота.
Дождь прошел уж спозаранку.
По плацу шагает рота,
Спит таксист, обняв баранку.
 
Блики солнца отражают
Стекла, лужи и витрины.
Листопадом угрожает
Кленов желтая лавина.
 
В старом городе спокойно,
Там грустят кариатиды,
Взять оград одной строкою – 
Так знакомы эти виды.
 
Купола горят на солнце,
Синий шелк струится с неба,
А в мансарде из оконца
Смотрит нынешняя Геба.
 
Я прижмусь к стеклу щекою,
Даже хочется забыться.
Лишь на миг глаза закрою,
А троллейбус дальше мчится.
 
С каждым часом солнце выше, 
И уже не семь, а восемь.
Листья сыплются на крыши,
Мы въезжаем прямо в осень…

 

 

Говорков Сергей
 

СТАВРОПОЛЬ
 
Я Люблю, тебя, мой славный город,
За то, что ты на свете есть.
Тебя назвали благородно,
Святым крестом, за славу честь!
С форпоста малого ты начал,
И много видел на веку.
И память вечная погибшим,
Сложившим головы в бою.
 
И сердца радостно так бьется,
Горжусь я городом своим.
Ты сильно, сильно изменился,
За годы, что ты здесь стоишь.
 
Твои всегда открыты двери,
Ты рад всегда гостям своим,
Где Ангел наш святой крылатый!
С крестом над городом стоит.

 

ОРЛОВ М.
 

ГОРОД КРЕСТА
 
Городов очень много в России,
Каждый чем-то своим знаменит:
Город тот – необычно красивый,
Этот – воинской славой звенит.
 
Но в одном сочетаются сразу
Доблесть воина и красота,
Этот город-форпост на Кавказе,
Это Ставрополь – Город Креста!
 
Правда может быть только единой,
И все помнят тот старый рассказ,
Как Великая Екатерина
Покоряла когда-то Кавказ.
 
Приказала, чтоб тем краем править
Государь беспрепятственно мог,
По всей линии крепости ставить
От Азова до града Моздок.
 
И без ложных пустых разговоров,
На холмах, где орел только жил,
Это место великий Суворов
Тому городу определил.
 
Город верен всегда был престолу,
Рисковал он собой много раз;
Ведь отсюда отважный Ермолов
Уходил воевать 6на Кавказ.
 
Этот город с богатой культурой,
Каждый камень секрет здесь таит;
Пушкин, Лермонтов и Хетагуров
Сочиняли творенья свои.
 
Грибоедов, Толстой, Одоевский,
Восхищен им Шаляпин без слов,
Здесь бывали Алябьев, Раевский,
И трудился хирург Пирогов.
 
А сегодня проспекты прямые
Разлетелись подобно лучам;
И машины, как лошади в мыле,
По проспектам стремительно мчат.
 
Небосвод удивительно синий
Создает в нем покой и уют;
Не случайно ведь лучшим в России
Город трижды уже признают.
 
Здесь дома растут прямо в дубраве,
Здесь все улицы в ярких цветах.
Бриллиант в изумрудной оправе!
Добрый Ставрополь –– Город Креста!

 

ХОДАРЕВ ВИТИСЛАВ
 

***
Я край родной узнаю по полям,
По лесополосам, по необъятным пашням,
По ставропольским чудо-тополям
И по курганам, и по храмам нашим.
Я край родной узнаю по земле,
По красоте девчат свой край узнаю,
По корке хлеба с солью на столе,
По говору казачьему узнаю.
Я край родной узнаю по стихам,
По песням и воде узнаю сразу.
По шуму рек и сказочным горам,
С орлом, парящим в небе над Кавказом.
Я край родной узнаю по весне,
По звездам в небе, по широким далям.
Я край родной узнаю и во сне
По радостям,
По горю,
По печалям.


КРЕПОСТНАЯ СТЕНА
 
Память прежних веков
И походов былых,
Ты нужна человеку
Для песен и книг.
Ты мне очень нужна,
Ты мне вечно нужна –
На казачьей земле
Крепостная стена.
Ты пришла из веков
И пришла для веков.
Ты собой закрывала
Мой край от врагов.
Вот бойницы твои,
Как глаза без ресниц.
Опалили, наверно,
Их вихри зарниц.
Крепостная стена,
Ты из прошлого весть –
И нужна нам такая,
Какая ты есть.
Ты – святая печаль
Ставропольской земли.
Смотрят в тихую даль
Все бойницы твои.
 
 
РУССКИЙ ЛЕС
 
Под Ставрополем зимушка-зима.
И Русский лес – как белая планета.
Деревья здесь – как чудо-терема,
И все они серебряного цвета.
За мной упала длинная лыжня.
А впереди и всюду надо мною
Ликуют ветви, ласково звеня
Искристою и белой бахромою.
В лесу янтарь.
И лес утих, молчит.
Но знаю я, что скоро на рассвете
Морзянку дятел снова простучит
На суховерхом старом инструменте.
Вот первый стук, уже звучит струна!
И как вчера ее мне не хватало!
Все дальше, дальше, дальше тишина.
Все ближе, ближе рыжий запевала.
 
 
У ПАМЯТНИКА КОСТА ХЕТАГУРОВУ
В СТАВРОПОЛЕ
 
Немало лет с поры той миновало,
Когда в казачьем городе Креста
Ходил поэтов южных запевала –
Великий сын Осетии – Коста.
Оставил горы, саклю, (так случилось),
В других краях дороги он искал.
На то была, конечно, Божья милость – 
Он в Ставрополе крылья обретал.
Писал стихи, крутые эпиграммы,
Иконописцем был – гордился тем…
В святом саду Андреевского храма
Собрал немало строчек для поэм.
Стою, на памятник Коста взирая, –
Поэт в черкеске, слитые уста.
И в камне остается грусть земная,
В тебе, незабываемый Коста.
 
 
НА ЕРМОЛОВСКОМ БУЛЬВАРЕ В СТАВРОПОЛЕ
 
В начале ночи ветер прошумел,
И вновь утихли близкие каштаны.
Луна горит.
Вот вечер догорел.
И от луны все стало лучезарно.
Цветет ночной Ермоловский бульвар,
Соцветия с созвездьями смешались.
Не слышно голосов, не видно пар,
Бульвар и я.
Мы с ним вдвоем остались.
Иду в тиши.
Вот памятник Коста,
Сам Хетагуров молви мне о прошлом,
И нарастает рядом красота
Здесь, в ставропольском мире полуночном.
Он вспомнил дом, отца, потом аул.
Каштаны говорят с ним белозубо.
И вот я вижу, он опять сомкнул
Обветренные каменные губы.
Бульвар ведет безмолвием меня,
Вот слева лес.
Вот камни на опушке.
Чуть ниже – возведенная скамья,
Там кто сидит?
О Боже! Это Пушкин!
Не стал ему я в этот час мешать –
Он погружен был в думу – то святое.
Ведь может Пушкин просто помолчать,
Свое припомнить времечко земное.
…Конец бульвару.
Он мне близким стал.
Каштаны закружились в звездном джазе,
Где боевой Ермолов генерал
Все так же честно служит на Кавказе.
Мой город, я с тобой побыл опять.
Твоим бульваром сердце обогрето.
Хочу еще в молчанье постоять
У Триумфальной арки до рассвета.




Валентина Сляднева

 

СТАВРОПОЛИЯ
 
 
Вновь земля расцвела,
Вся в зарницах от края до края...
Две руки – два крыла
Я, как птица, над ней простираю.
Пусть хранит ее Бог!
И долины. И пашни, и речки...
Ждет отцовский порог,
И сияет резное крылечко.
 
Бой перепелов слышу в поле я,
Запах чабреца чую в горнице.
Одари меня, Ставрополия,
Звонами цикад, песней горлицы.
Лето, травы стели –
Мать-и-мачеху и подорожник,
Чтобы пели вдали,
Трепетали ракиты тревожно,
И мои берега
Уплывали со мной на пароме,
И летели снега
Белой стаей, садясь на ладони.
 
Придорожную пыль
Здесь клубили и дед мой, и прадед.
Будет снова ковыль
По лицу меня ласково гладить!
Будут петь тополя,
И пастись по буграм мериносы,
И кружиться земля, развевая зеленые косы..

 

 

СТАВРОПОЛЬ
 
Стена Крепостная. Поодаль Суворов.
Представлю казачьих пикетов огни... 
Отсюда Кавказ открывается взору
В погожие и светоносные дни.
 
Тут Пушкин бывал, и опальный поручик 
Отсюда в Тенгинский направился полк.
Прольются багрянцем ташлянские кручи,
Расстелят газоны сверкающий шелк.
 
И синие ветры по балкам поскачут.
На звуке высоком сорвется струна.
Услышу, как рядом казачка заплачет,
Из боя ведя под уздцы скакуна.
 
А на Туапсинке - в больничных палатах
Дым справа и слева и клубы огня. 
И немец, стреляющий из автомата,
Последний патрон посылает в меня.
 
Гляжу я в глаза незнакомой эпохи,
К чужой не спешу примеряться судьбе.
Смеются над прошлым твоим скоморохи,
Певцы твои, город, поют о тебе.
 
 
РЕКА МАМАЙКА
 
Бежит Мамайка с крутогорья.
Она, конечно, не Двина,
Но все ж в делах моих подспорьем
Давно является она.
 
И бережок, где я косила,
И белолистка у воды
Всегда мне возвращают силы
И ограждают от беды.
 
Как будто в раковинных створках,
В ней жемчуг радужный ищу:
В ней размочу сухую корку
И хлебный мякиш проглочу.

 


Вениамин Ащеулов

 

МОЙ ГОРОД 

 
В вечерний час на город мой взгляни –
Огни, огни, – как ясных зорь расцветки.
А может, это вовсе не огни –
Горящие глаза далеких предков.

А может, светозарные мечты
Тех поселян, пришедших издалека,
Что строили воздушные мосты,
Чтоб их свести с сияньем наших окон.

А может, это многоцветный сплав
Мечтаний и дерзаний предыдущих
Зажегся в наших окнах, воспылав,
Чтоб осветить пути вперед идущим.

Двухвековой, он свет бросает свой –
Мой город – к новым рубежам и датам,
Как предок тот, что с башни вестовой
Свой взор бросал в грядущее когда-то. 
 
 
ЗДРАВСТВУЙ, ГОРОД КРЕСТА!
 
Здравствуй, Ставрополь! Здравствуй, мой город Креста!
Кто, скажи, окрестил тебя именем этим?
Где достойный тот крест, что другим не чета?
Почему я его до сих пор не приметил?
Может быть, оттого
тебя кто-то нарек этим именем,
Судя по древним рассказам,
что к воротам твоим
Шло скрещенье дорог
из глубинок России
К предгорьям Кавказа.
А быть может, крестовым тебя нарекли
Оттого, что под гром несмолкающих пушек
Здесь кресты что ни день на погостах росли
От рыданья крестящихся вдов-вековушек.
А сегодня по-мирному реют стрижи
Над тобой, что ни день поднимаясь все выше,
Оттого, что все выше твои этажи
И твои тополя, и дворцовые крыши.
И стоишь ты, поля озаряя окрест,
Как подобие радужной солнечной арки,
И возносишь себя величавей, чем крест,
Что когда-то горел на твоей кафедралке.
 
*
 
СТАВРОПОЛЬ
 
Как встарь пикеты - всюду тополя, 
Горят цветы, как зарево в запруде.
 Он озирает горы и поля 
Глазами доброты взамен орудий.
Уже давно ни рвов, ни крепостей, 
Все меньше, меньше каменных заборов. 
Радушно он приветствует гостей
 И славится, как хлебосольный город.
Следы войны далекой старины 
Растаяли, как восковые свечи. 
И лишь остаток крепостной стены 
Уносит нашу память к прошлым сечам.
Он величаво устремился ввысь, 
Начав разгон с проулочков бугристых, 
Как бы неся возвышенную мысль 
Прошедших здесь этапом декабристов.
Гордится тем, что здесь бродил в тиши 
Великий Пушкин с музами своими.
И потому присвоил от души 
Одной из улиц пушкинское имя.
И в час ночной средь чуткой тишины,
Когда так близок небосвод высокий, 
Ему до сей поры еще слышны 
Волшебных муз пленительные строки.
Здесь Лермонтов в пылу мятежных лет 
Писал свои бессмертные страницы.
И мнится мне: его горячий след 
Под сенью дуба до сих пор дымится.
Здесь некогда встречали и царя; 
Чиновники - услужливой цепочкой
Полиция, карету озаря, 
Жгла вдоль дороги смоляные бочки.
Но оттого, что черная смола 
По городу изрядно начадила, 
Сей факт народа память отмела
И даже «самого» не пощадила.
Зато мой город с гордостью донес 
Во всех оттенках голос возмущенный 
В приезд царя Одоевского тост 
От имени на гибель обреченных.
Их путь лежал сквозь горные леса 
Туда, где рок сулил им смерть в атаке. 
Но не подвластны тлену голоса,
Звучавшие в гостинице Найтаки.
Все прошлое, что в памяти людской, 
В его водовороте не ветшает, 
А вдаль течет стремительной рекой
И над обычным душу возвышает.



Екимцев  Александр

 
СТАВРОПОЛЬ
 
Глядит на синие просторы. 
На горную седую цепь 
Мой город, уходящий в горы.
Мой город, уходящий в степь.

В прохладе тополей могучих,
В тени каштанов вековых
Остановился он на круче
У туч, белее снеговых.

Остановился южный город
И отряхнул степную пыль.
Широкий плащ степных просторов
Сползает с плеч его в ковыль. 

Он видит каждым переулком,
Как пухом крыши запыля,
С зарей вечерней на прогулку
Уходят в небо тополя.

И как всегда, без опозданья. 
Не у берез, не на реке. 
Здесь назначаются свиданья 
От ярких звезд невдалеке.

Да он и сам влюблен в просторы, 
И в горную седую цепь. 
Мой город, уходящий в горы.
Мой город, уходящий в степь.
 
*
ПУШКИН В СТАВРОПОЛЕ
 
Он город издали заметил – 
Дома, сады среди оград. 
И, шляпу сняв, его приветил, 
Как девять лет тому назад.

О южный город! Каждой гранью, 
И каждой крышей в тишине 
Как бы повис над Прикубаньем 

В светло-зеленой вышине.
Все ближе город... Вот он, вот он 
Совсем уже невдалеке. 
Пыля, в Тифлисские ворота 
Вкатила тройка налегке.

И зародившись поневоле, 
Мысль озарила вдруг его:
Зачем ворота эти в поле?
Что охраняют? От кого?
Но вот и город. Ввысь дорога. 

Пылают розы. Город ал. 
«Попридержи, ямщик, немного!» –  
и, спрыгнув, в крепость зашагал.
  
 



Кашпуров Иван
 
 
ТРИПТИХ О СТАВРОПОЛЕ
 
И ветрами дублены, и ливнями,
С Волги, с Дона, с Хопра-реки
На Азово-Моздокскую линию 
Регулярные шли полки. 

Над курганом летучими тенями 
Появлялись враги – и вдруг 
Хлопал выстрел глухой в отдалении, 
И опять тишина вокруг. 

Шли солдаты равнинами дикими 
На неведомый им Кавказ. 
Он встречал их сарычьими криками 
И разбойным свинцом – не раз. 

Но вставали форпосты – зарева 
Бивуачных костров вокруг, –  
Чтобы турки да персы не зарились 
На раздольный российский юг. 

И уже, обрастая станицами 
И встречая огнем врага, –  
Ставропольская крепость бойницами 
Даль оглядывала, строга. 

Даль открылась тут взору Суворова, 
И осталась легенда в веках, 
Как от взора того сурового
Трепетал и султан и шах.

*

Ты не лучше других и не хуже.
Может, чуточку только белей,
Может, улицы чуточку уже
Да побольше на них тополей.

Ты не скучный.
Скорее - веселый.
Хоть от шумных путей удален,
И к тебе приближаются села

С четырех соколиных сторон.
Ты стоишь средь степного раздолья,
Город Ставрополь, радость моя,
И с любого конца Ставрополья
Виден ясно, как белый маяк.

Здесь по улицам ходят степенно,
По степям нагулявшись ветра,
И настоем душистого сена
Пахнет город всю ночь до утра...

Два столетья, холмы обживая,
Не стареешь ты, Ставрополь мой.
Где ни езжу, - я гостем бываю,
А к тебе возвращаюсь - домой.



Комаров Александр

 
ЗДРАВСТВУЙ, СТАВРОПОЛЬЕ! 
 
Здравствуй, здравствуй, родная земля!
Без тебя не живу, а скучаю.
Аплодируют мне тополя – 
Всей листвой рукоплещут, встречая.

Ветер южный, подуй веселей!
Нам с тобой по душе и по вкусу
Каравай ставропольских полей
С горкой соли седого Эльбруса.

Крест нести – не панамку носить,
Не в бутиках судьбу выбирают.
Довелось мне не раз колесить
В стороне от родимого края.

Мест немало других повидал,
Только вот отчего-то повсюду
Снилась мне эта русская даль,
Снилась мне эта русская удаль.

Здесь радушно встречают гостей
Неизменно в традиции русской
Каравай ставропольских полей
С горкой соли седого Эльбруса.
 


Крестенко Виктор
 
 
Город мой, я любуюсь тобою ,-
Ты красавице русской сродни:
Строг не в меру, задумчив зимою,
Обаятелен в майские дни.
Милый Ставрополь, город-сад,
Опьяняет ночной аромат,
Теплый дождь по асфальту
шуршит,
Город трудится, город не спит.
С каждым днем ты растешь,
хорошеешь,
Обновляешься с каждым днем.
Время мчится, а ты не стареешь -
В век двадцатый с тобою живем.
      Милый Ставрополь, город-сад,
      Обнажает тебя листопад,
      Мелкий дождь монотонно стучит,
      Город трудится, город не спит.
По плечу нам любое свершенье
Что сегодня всего лишь мечта,
Найдет завтра свое воплощенье
И останется на века.
Милый Ставрополь, город-сад,
Белоснежные хлопья летят,
Новый год уж на смену спешит,
      Город трудится, город не спит.
      Город мой, я любуюсь тобою -
Тают звезды, и где-то вдали,
Славя утро, весенней порою
Мелодично поют соловьи.
Милый Ставрополь, город-сад.
Вновь каштаны листвой
| шелестят,
Дробно дождь по асфальту
стучит,
Город трудится, город не спит.
 

 

Мовчан Н.


МОЙ ГОРОД – МОЯ ЖИЗНЬ

…Стояла крепость
на степных просторах.
Была преградой недругам своим.
Моё раздольное родное Ставрополье.
И град Креста был стражником твоим.

Моя душа, как тысячи таких же,
Живет в тебе уже который год.
Её частичку я всегда увижу,
Её хранит высокий небосвод.

Он видит всё, он помнит всё и знает:
Наш смех несётся из глубины дворов,
И кто-то взгляд знакомый угадает
В хрустальных каплях тихих родников.

Нам мило всё: уют раскатов грома,
Холмов вершины привлекают глаз.
И нет дороже нам родного дома,
И нет теплее ливня, чем у нас.

А мой всегда был цвет
любимый – синий.
Он Ставрополь напоминает мне.
О, Ставрополь!
Ты – синий край России.
Моя душа в тебе, а ты во мне! 

Мосинцев Александр
 
Я уезжаю. Город жжет листву,
Троллейбусы в пятнашках листопада,
А я уже предчувствием живу
Нехитрого дорожного расклада.
Ну да, пора, из города – к селу.
Вот так, наверно, покидают Мекку.
Киоск пройду, дом книги на углу
И Лермонтовскую библиотеку.
Сосед – молчун.
Сам бог его послал,
Всегда б соседство славное такое.
И будет сниться мне пережитое,
Которого я не переживал.
Как будто пахнет в городе дымком,
Чадят костры в вечернем полумраке,
И на ветру гостиницу Найтаки
Тень Лермонтова ищет за углом.


 
Пухальская Галина

 
***
Пусть мой город не порт, не столица,
Но не хуже и он прочих мест:
На него и Эльбрус сам дивится,
И от бедствий хранит Южный Крест.
Ставрополь, милый Ставрополь!
Парки, рощи, бульвары, фонтаны -
Ставрополь, милый Ставрополь,
Я тебя воспевать не устану!
Тишина этих улочек узких,
Отблеск шпилей в полуночный час...
Здесь Одоевский, Лермонтов, Пушкин
И Суворов бывали у нас.
Кто-то Новгород любит, быть может,
Суздаль, Ригу, Одессу и Псков,
Но мне Ставрополь ближе, дороже
Всех на свете других городов.
Из чужбины придя, из-за моря,
После странствий, в предутренней мгле
Помолись в кафедральном соборе,
Поклонись этой щедрой земле.
Ставрополь, милый Ставрополь!
Парки, рощи, бульвары, фонтаны -
Ставрополь, милый Ставрополь,
Я тебя воспевать не устану!
 
ПРОГУЛКА ПО ГОРОДУ
 
Однажды на исходе лета 
Из дома выйду до рассвета 
И самый первый блик зари 
Почти врасплох застану, 
Едва он кроны осенит 
Березок и каштанов.
Под шелест ласковый листвы 
Мы выпьем с городом «на ты»
 Из полной чаши утра.
 Как воздух Родины пьянит! 
Как много сердцу говорит 
Рассветная минута!
В нее, как в озеро, войду 
После разлуки длинной. 
Начнет пророчить мне судьбу 
Аллея тополиная.
Я говорливость ей прощу, 
Но, в ворожбу не веря, 
Открою сердца двери – 
И прошлое впущу.
Оно направит властно шаг 
В уютный город старый. 
Ермоловским бульваром 
Пройдусь я просто так,
Без дела, праздно, не спеша, 
Пока не стало жарко. 
И радостно замрет душа 
Пред Триумфальной аркой.
В честь наших доблестных побед, 
В честь нашей русской славы
 Она родилася на свет... 
Сильней и выше чувства нет, 
Чем гордость за державу.
И в храм Успенья, к алтарю, 
Я подойду с поклоном, 
Смиренно голову склоню 
Пред Иверской иконой.
И помолюсь за тех, кто жил 
Столетие назад, 
За тех, кто город свой любил
 И веру славных предков чтил
 Превыше всех наград.
Их приняла уже давно 
Кладбищенская сень,
 Но вместе с нами все равно 
Начать им будет суждено 
Грядущий век и день.
Я слышу шорох их шагов: 
Коста, Беневский, Сургучев...
 Их голоса хранят 
Бульвар, и роща, и пруды, 
Еще не знающий беды 
Смирновский тихий сад.
Затем я к парку поднимусь
 И вслушаюсь, немея,
 В мелодию аллеи, 
В дворов старинных грусть...
Но постепенно ритм иной 
Нахлынет мощною волной.
 Гул новостроек и цехов, 
Подъемных кранов и гудков, 
Веселый праздник дискотек 
И тишина библиотек...
Героев новых имена 
Рождаются из будней. 
Запоминает их страна, 
Гордятся ими люди.
И сходятся в одно концы 
Двадцатого столетья – 
Как город славили отцы, 
Так нынче славят дети.
Так время замыкает круг 
И направляет мысли. 
Вечерний город, словно друг, 
Опустит мне на плечи вдруг 
Рябиновые кисти.
И мудрость осени слегка 
Коснется моего виска,
 И прояснятся лица... 
Очнется память, и рука 
Перенесет на гладь листка 
Истории страницы.
 
Сорокин Лев
 
А чудеса на свете уцелели! 
Естественно, я ими дорожу, 
Хожу по сорок пятой параллели, 
По ставропольским улицам хожу.
Мне хорошо, хоть облачная вата 
Не много приглушила краски дня,
И полюс ледовитый, и экватор 
На равном расстоянье от меня;
В обветренные вглядываюсь лица 
Потомков легендарных казаков. 
Казак! Он стужи жизни не боится 
И сердце обжигающих ветров.
За братство он готов в огне сражаться.
Мне хорошо, я знаю почему.
Сегодня параллель проходит братства
По городу и сердцу моему. 
 

 
Степанов С.
 
 
Пожал комбат мне руку напоследок,
и я, ликуя, что домой я еду,
обнял друзей — весь наш стрелковый
взвод,
и в поезд сел, отправившийся в девять,
и ничего, увы, не мог поделать
с улыбкой, что растягивала рот.
Я ехал долго. Были пересадки.
Я видел кукурузные початки,
сменяла их пожухлая стерня.
И в этом ритме ровного движенья
происходило к дому приближенье
и замирало сердце у меня.
Безлунной ночью сиплый и нервозный
растаял в небе окрик паровозный,
но музыкой казался мне тот визг.
И я — еще пока не в настоящем —
в автобусе очнулся проходящем
с табличкой «Элиста—Невинномысск».
Урчал мотор, стремительно светало,
а за окном простора не хватало,
чтоб насладиться им моим глазам.
Мне делалось то холодно, то жарко:
мелькали Извещательный, Татарка,
и наконец он показался сам.
Старинный, стройный, в праздничном
убранстве,
меня он принял после долгих странствий,
ведь я был сын — тот, что взлелеян им.
И я бежал по улицам зеленым,
я кланялся домам его и кленам —
давнишним сотоварищам моим.
И у подножья Комсомольской горки
повеял ветер влажновато-горький,
возникший неизвестно из чего.
И был он не из робкого десятка —
он Пушкину распахивал крылатку
и освежал прохладою чело.
И, налетая с лихостью гусарской,
приободрял тех, кто по воле царской
сюда съезжался под кандальный звон,
кто по веленью пламенного сердца,
мечтая свергнуть с трона самодержца,
был в пушечное мясо превращен.
Сновал тот ветер, от пожарищ дымен.
Он гильзы от снарядов, словно дыни,
остуживая, посыпал песком.
Окутанный цветеньем алычовым,
он был окрашен цветом кумачовым,
как знамя, что взмывало над полком.
И я поднялся по крутым ступеням,
еще не расположенный к мигреням,
двадцатилетний, полный свежих сил,
осуществив заветное желанье,
в садах и парках, в птичьем щебетанье,
я город тот в объятья заключил.
И он ответил колыханьем веток.
И я вдыхал тот ароматный ветер,
и были с ним мы лучшие друзья.
Он подсказал мне, этот ветер шалый:
есть города прекраснее, пожалуй,
но есть такие, без каких нельзя. 
 
 
Фатеев Геннадий

 
НАШ ГОРОД ОТ ПЕТРА
 
Когда приходит осени пора,
Наш город день рожденья отмечает. 
А Ставрополь, он тоже от Петра, 
О чем не каждый горожанин знает.
Глядит он с тихой гордостью окрест, 
Как часовой, в предгория Кавказа,
Его святой, его нелегкий крест 
Был мудрым императором заказан.
Россия с юга слабою была: 
И перс, и турок горе здесь рядили. 
Поля и хаты часто жгли дотла, 
И поселян в неволю уводили.
Но Петр мириться с той бедой не стал, 
Привел на юг победные дружины,
Освободил от персов Дагестан 
И наказал, чтоб все здесь в мире жили.
И над Сулаком, бурною рекой, 
Задумал крепость - ворогам преграду, 
Чтоб с юга берегла страны покой, 
И первый камень положил в ту кладку.
Он Ставрополем город окрестил, 
Мечтал о нем, как о щите России. 
Сберечь тот город не хватило сил, 
Снесли его захватчики лихие.
Но воля государева жила, 
И план его в реальность воплотился 
Над кручей, где шумит река Ташла, 
Град Ставрополь навеки возродился.
Стоит он два столетья на ветру 
И на Кавказ указывает вдаль нам. 
Жаль только нет Романову Петру 
Здесь никакой доски мемориальной.
Приходит в город осени пора,
И в золото природа разодета. 
Наш Ставрополь, - ты тоже от Петра,
Пусть каждый горожанин помнит это.

*
 
Есть в мире город, южный город,
Частица Родины моей.
Он из полей стремится в горы, 
Весь в ожерелье тополей.
Он весь теплом и светом залит, 
Рекой цветов чарует нас. 
Твоими, Ставрополь, глазами
Глядит Россия на Кавказ.
Опять на горке Кафедральной 
Стою у вечного огня.
И все, что было в прошлом, дальнем,
Волнует, трогает меня. 
Не раз вокруг поля дымили, 
Жестокий враг дома крушил. 
Да только грозы не сломили 
Твоих людей, твоей души.
И мне иной судьбы не нужно, 
Чем та, которою живу. 
Люблю я этот город южный, 
Я с ним во сне и наяву.
И в двести лет он так же молод, 
Весь в ожерелье тополей.
Живи и здравствуй, милый город, 
Частица Родины моей.
 
*
 
ПУШКИН В СТАВРОПОЛЕ
 
Привыкший к хмурым непогодам невским, 
Полубольной, с царями не в ладу, 
В июньский день в кругу семьи Раевских 
Стоял поэт у степи на виду.
Внизу Ташла среди камней журчала, 
Незримым соком пенились сады, 
И от гостиниц, словно от причалов, 
Тянулись вдаль колесные следы.
Он наблюдал за утра пробужденьем 
В чужом, еще не познанном, краю.
А завтра - двадцать первый день рожденья. 
Как птицы здесь торжественно поют!
И вдруг он вскрикнул: - Посмотрите, вижу! 
Сияя, словно слиток серебра, 
Над горизонтом, что жарою выжжен, 
Сияла величавая гора.
Как много Пушкин посвятит Кавказу! 
Но и до сей гордимся мы поры,
Что первую о нем воскликнул фразу 
Со ставропольской Крепостной горы.
 
 
Халимонова-Мельник  Алла
 
 
ГРАД КРЕСТА
 
Град Креста, из века в век неси
Свет улыбок жителей своих
Ты венчаешь южный край Руси, 
Как всегда несуетлив и тих.
Так живи надеждою святой 
Тех, что жизнь нелегкую прошел. 
Окружи их, город, добротой – 
Путь останний зыбок и тяжел.
Пусть ликуют улицы твои 
И звенят от детских голосов, 
Пожелай им счастья и любви, 
Город в окружении лесов.
Веют ветры теплые, вольны, 
Зацвети каштаны - красота. 
Наши души радости полны.
Будь же вечен, славный Град Креста!